Перейти к содержимому

Фото
- - - - -

ЭКСПЕДИЦИЯ АДМИРАЛА БЭРДА.


  • Вы не можете создать новую тему
  • Please log in to reply
6 ответов в этой теме

#1 diaset

diaset

    Подлец и гад в одном флаконе!!!

  • Пользователь
  • 236 сообщений
  • Откуда:Москва

Отправлено 18 Ноябрь 2004 - 18:10

ЭКСПЕДИЦИЯ АДМИРАЛА БЭРДА.


Предыстория этой истории начинается ещё, так сказать, в "доисторические" времена. Многие знающие специалисты утверждают, что тут самым непосредственным образом замешаны некие "древние высокие культы" - одним словом магия, оккультизм и прочая хиромантия. Более "приземленные" исследователи начинают отсчет с более поздних дат, а конкретно с года этак 1945-го, когда капитаны двух интернированных в аргентинских портах нацистских субмарин сообщили "принявшим" их американским спецслужбам, что в конце войны они якобы выполняли какие-то спецрейсы по снабжению гитлеровской Шангри-Лы (*31) - таинственной базы нацистов в Антарктиде.

Американское военное руководство эту информацию восприняло настолько серьёзно, что решило отрядить на поиски этой самой базы, которую сами немцы называли "Новой Швабией" (*32), целый флот во главе с самым компетентным своим полярным исследователем - контр-адмиралом Ричардом Бэрдом. Это была четвертая антарктическая экспедиция прославленного адмирала, но в отличие от первых трёх она целиком и полностью финансировалась ВМС США, что и предопределило абсолютную секретность ее целей и результатов. В состав экспедиции входил эскортный авианосец "Касабланка", переделанный из быстроходного транспорта, и на который базировалось 18 самолётов и 7 геликоптёров (вертолётами их назвать не повернулся бы язык - весьма несовершенные летательные аппараты с ограниченным радиусом действия и крайне невысокой живучестью), а также еще 12 кораблей, на которых разместилось более 4 тысяч человек. Вся операция получила кодовое название - "Высокий прыжок" ("High Jump"), что по замыслу адмирала должно было символизировать последний, завершающий удар по недобитому Третьему рейху во льдах Антарктиды... ( Официоз об этой экспедиции на английском можно прочесть по этому адресу )

Итак, 4-я экспедиция адмирала Бэрда, прикрываемая столь внушительным для простой цивильной экспедиции флотом, 1 февраля 1947 года высадилась в Антарктиде в районе Земли Королевы Мод и принялась за детальное изучение прилегающей к океану территории. За месяц было сделано около 50 тысяч фотографий, а точнее - 49563 (данные взяты из геофизического ежегодника "Брукер Каст", Чикаго). Аэрофотосъёмкой было охвачено 60% заинтересовавшей Бэрда территории, исследователи открыли и нанесли на карты несколько ранее неизвестных горных плато и основали полярную станцию. Но через некоторое время работы вдруг были прекращены, и экспедиция экстренно вернулась в Америку.

Больше года никто не имел абсолютно никакого представления об истинных причинах столь поспешного "бегства" Ричарда Бэрда из Антарктиды, более того, никто в мире тогда даже не подозревал о том, что в самом начале марта 1947 года экспедиции пришлось вступить в самый настоящий бой с противником, присутствия которого в зоне своих изысканий якобы никак не ожидала. С момента своего возвращения в США экспедиция была окружена такой плотной завесой секретности, какой не была окружена ни одна научная экспедиция подобного рода, однако некоторым наиболее пронырливым газетчикам все же удалось выведать, что эскадра Бэрда вернулась далеко не в полном составе - у берегов Антарктиды она якобы потеряла минимум один корабль, 13 самолётов и около сорока человек наличного состава... Сенсация, одним словом!

И вот эта самая сенсация самым должным образом была "оформлена" и заняла своё законное место на страницах бельгийского научно-популярного журнала "Фрей" (*33), а затем была перепечатана западногерманским "Дэместиш" и обрела новое дыхание в западногерманском "Бризант" (*34). Некий Карел Лагерфельд сообщал общественности о том, что вернувшись из Антарктики, адмирал Бэрд давал длительные объяснения на засекреченном заседании прездентской спецкомиссии в Вашингтоне, и резюме ее было таково: корабли и самолеты Четвертой антарктической экспедиции подверглись нападению... странных "летающих тарелок", которые "...выныривали из-под воды, и двигаясь с огромной скоростью, нанесли экспедиции значительный урон".

По мнению самого адмирала Бэрда, эти удивительные летательные аппараты наверняка были произведены на замаскированных в толще антарктического льда авиастроительных заводах нацистов, конструкторы которых овладели какой-то неведомой энергией, применявшейся в двигателях этих аппаратов... Помимо всего прочего Бэрд заявил высокопоставленным лицам следующее:



"США необходимо как можно быстрее принять защитные акции против истребителей противника, совершающих вылеты из полярных районов. В случае новой войны Америка может подвергнуться атаке врага, обладающего способностью летать с одного полюса на другой с невероятной скоростью!"

Итак, мы прекрасно видим, что "летающие тарелки" появились впервые именно в Антарктиде, и тут некоторые документы, вообще никак не связанные с проблемами НЛО, самым непосредственным образом обращают наше внимание на тот факт, что именно в то самое время, когда корабли адмирала Бэрда бросили якоря в море Лазарева у берегов обледеневшей Земли Королевы Мод, там уже находились и ...советские военные корабли!

...Во всех отечественных энциклопедиях и справочниках пишется о том, что капиталистические страны начали делить между собою Антарктиду еще задолго до второй мировой войны. Насколько успешно это у них выходило, можно судить хотя бы по тому факту, что советское правительство, озабоченное прытью британцев и норвежцев в "изучении" южных приполярных широт, в январе 1939 года заявило официальный протест правительствам этих стран в связи с тем, что их антарктические экспедиции "...занимались необоснованным разделом на секторы земель, некогда открытых российскими исследователями и мореплавателями..." Когда же британцам и норвежцам, вскоре увязнувшим в битвах второй мировой, стало не до Антарктиды, подобные ноты были направлены в нейтральные до поры до времени, но не менее агрессивные, по его мнению, Соединенные Штаты и Японию.

Новый поворот разрушительной войны, вскоре охватившей полмира, на время прекратил эти споры. Но только на время. Через полтора года после окончания боевых действий на Тихом океане в руках у советских военных оказались самые подробные данные аэрофотосъёмки всего побережья Земли Королевы Мод, начиная от мыса Тюленьего и заканчивая заливом Лютцов-Хольм - а это ни много ни мало 3500 километров только по прямой! Немногие сведущие и до сих пор заявляют, что эти данные русские просто-напросто отняли после войны у немцев, которые, как известно, за год до польской военной кампании 1939 года осуществили две широкомасштабные антарктические экспедиции.

Русские и не отрицали этого, но делиться своей добычей с другими заинтересованными сторонами наотрез отказывались, ссылаясь на "национальные интересы". После поспешного "бегства" экспедиции Бэрда, рассчитанной не менее как на 8-месячное пребывание в суровых условиях низких широт, и потому оснащенной сверх всякой меры, Америка в экстренном порядке начала неофициальные переговоры с правительствами Аргентины, Чили, Норвегии, Австралии, Новой Зеландии, Великобритании и Франции. Параллельно с этим в самих Штатах начинается осторожная, но настойчивая кампания в прессе. В одном из центральных американских журналов - "Форин Афферс", бывший советник-посланник США в СССР Джордж Кеннан, незадолго до этого экстренно покинувший Москву "для консультаций со своим правительством", опубликовал статью, в которой весьма недвусмысленно высказал свою идею о "необходимости скорейшей организации отпора непомерно выросшим амбициям Советов, которые после успешного окончания войны с Германией и Японией торопятся воспользоваться своими военными и политическими победами для насаждения вредных идей коммунизма не только в Восточной Европе и Китае, но и в ...далёкой Антарктиде!"

В ответ на это заявление, как бы носившее характер официальной политики Белого дома, Сталин обнародовал свой собственный меморандум о политическом режиме Антарктиды, где в довольно резкой форме отозвался о намерениях правящей верхушки США "...лишить Союз Советских Социалистических Республик своего законного права, основанного на открытиях в этой части света русскими мореплавателями, сделанных еще в начале XIX века..." Одновременно с этим были предприняты некоторые другие меры, символизирующие протест неугодной Сталину политике американцев в отношении Антарктиды. Судить о свойстве и результатах этих мер можно хотя бы по тому факту, что через некоторое время государственный секретарь Трумэна - Джеймс Бирнс, выступавший всегда, как известно, за самые жёсткие санкции против СССР, неожиданно для всех ушел в досрочную отставку, явно принужденный к этому Трумэном. Последними словами Бирнса на государственном посту были такие:

"Проклятых русских оказалоcь невозможно испугать. В этом вопросе (имеется в виду Антарктида) они победили".

Шумиха вокруг Шестого Континента быстро затихла после того, как СССР поддержали Аргентина и Франция. Трумэн, поразмыслив над балансом сил, создавшимся в этом регионе, нехотя, но все же выразил согласие на участие представителей Сталина на международной конференции по Антарктиде, которую намечалось провести в Вашингтоне, но подчеркнул, что если договор на равноправное присутствие всех заинтересованных стран будет подписан, то он непременно должен включать в себя и такой важный пункт, как демилитаризация Антарктиды и запрещение на ее территории любой военной деятельности вплоть до хранения на антарктических базах оружия, в том числе и атомного, и разработка сырья, необходимого для создания каких бы то ни было вооружений должна быть запрещена тоже...

Однако все эти предварительные договоренности - лицевая сторона медали, ее аверс, так сказать. Возвращаясь к неудавшейся экспедиции адмирала Бэрда, следует отметить, что еще в январе 1947 года воды моря Лазарева вполне официально бороздило советское научно-исследовательское судно, принадлежавшее, конечно же, министерству обороны, под названием "Слава". Однако в распоряжении некоторых исследователей оказались документы, весьма красноречиво свидетельствующие о том, что в те суровые для судеб всего мира годы у берегов Земли Королевы Мод околачивалась не одна только "Слава". Изучив полученную информацию и соединив ее с данными, появлявшимися в открытой печати в разные времена истории, мы вполне резонно можем предположить, что эскадре адмирала Ричарда Бэрда противостоял прекрасно оснащенный и руководимый компетентными полярными адмиралами... Антарктический флот ВМС СССР!

3.

"ЛЕТУЧИЕ ГОЛЛАНДЦЫ" СОВЕТСКИХ ВМС.

Как это ни странно, но до самого последнего времени почему-то мало кто обращал внимания на тот факт, что в советской прессе практически не уделялось внимания освоению Антарктики нашими соотечественниками именно в 40-е - начале 50-х годов. Количество и качество конкретных документов той поры, открытых для посторонней публики тоже особенным разнообразием не балует. Вся информация по этому поводу исчерпывалась какими-то общими фразами типа: "Антарктида - страна пингвинов и вечного льда, ее непременно нужно осваивать и изучать, чтобы понять многие геофизические процессы, происходящие в других концах земного шара", более похожими на лозунги, чем на сообщения. Об успехах иностранных государств в вопросах изучения этой самой "страны пингвинов" писалось так, словно это были по меньшей мере предприятия ЦРУ или Пентагона, в любом случае исчерпывающих сведений из открытой печати ни одному заинтересованному независимому специалисту-энтузиасту, не облеченного высочайшим доверием советского правительства, получить не удавалось.

Однако в архивах западных спецслужб, с которыми "работали" в своё время многие советские и польские шпионы, и которые уже в наше время пожелали написать свои собственные мемуары, отыскались документы, проливающие свет на некоторые моменты первой официальной (скорее полуофициальной, замаскированной под изучение промысловой обстановки в Антарктике) советской антарктической экспедиции 1946-47 г.г., прибывшей к берегам Земли Королевы Мод на дизель-элетроходе "Слава". На свет неожиданно всплыли такие знаменитые фамилии, как Папанин, Кренкель, Фёдоров, Водопьянов, Мазурук, Каманин, Ляпидевский, причем первый из этой семёрки - контр-адмирал (почти что маршал!), а последние четыре - полные генералы, причем генералы не абы какие ("придворные", так сказать), а прославившие себя конкретными делами и горячо любимые всем советским народом полярные лётчики (*35).

Официальная историография утверждает, что первые советские антарктические станции были основаны только в начале 50-х годов, но ЦРУ располагало совсем иными данными, которые по каким-то причинам полностью не рассекречены и до сих пор. И пусть уфологи всего мира в один голос твердят о том, что контр-адмирал Ричард Бэрд в 1947 году понес ощутимые потери от каких-то таинственных "летающих тарелок", изготовленных нацистами по технологии мифических инопланетян, но у нас сейчас есть все основания полагать, что американским самолётам дали отпор точно такие же самолёты, изготовленные по этим же самым, именно американским технологиям! Но об этом - несколько позже.

Изучая некоторые моменты истории отечественного военно-морского флота, на каком-то этапе можно столкнуться с довольно интересными вещами, касающимися некоторых кораблей советских ВМС, в частности - Тихоокеанского флота, которые хоть и числились в составе этого самого флота, однако начиная с 1945 года в водах "метрополии" появлялись так редко, что возникал вполне законный вопрос о местах их истинного базирования. Впервые этот вопрос поднял "на щит" в 1996 году в альманахе "Судостроение в СССР" известный писатель-маринист из Севастополя Аркадий Заттец. Речь шла о трех эскадренных миноносцах проекта 45 - "Высокий", "Важный" и "Внушительный". Эсминцы были построены в 1945 году с использованием трофейных технологий, применявшихся японцами при проектировании своих эсминцев типа "Фубуки", предназначавшихся для плавания в суровых условиях северных и арктических морей.

"...Над многими фактами из совсем недолгой жизни этих кораблей, - пишет Заттец, - вот уже более полувека стоит непробиваемая завеса молчания. Ни у кого из знатоков истории отечественного флота и ни у кого из известных коллекционеров военно-морской фотографии нет ни одного (!) фото или схемы, где эти корабли были бы изображены в снаряженном варианте. Более того, в ЦГА (Центральном Государственном Архиве) ВМФ нет никаких документов (например, акта об исключении из состава флота), подтверждающих сам факт прохождения службы. А между тем и в отечественной, и в зарубежной военно-морской литературе (как общедоступной, то есть популярной, так и официальной) упоминается о зачислении этих кораблей в состав Тихоокеанского флота...

Эсминцы проекта 45, впоследствии получившие имена "Высокий", "Важный" и "Внушительный", были построены в Комсомольске-на-Амуре на заводе 199, достроены и прошли испытания на заводе 202 во Владивостоке. В боевой состав флота они вошли в январе-июне 1945 года, но в боевых действиях против Японии (в августе того же года) никакого участия не принимали. В декабре 1945-го все три корабля побывали с краткими визитами в Циндао и Чифу (Китай)... А дальше начинаются сплошные загадки.

По отрывочным данным (нуждающимся в безусловной проверке) удалось выяснить следующее. В феврале 1946 года на заводе 202 на трех новых эсминцах были начаты работы по переоборудованию согласно проекту 45-бис - усиление корпуса и монтаж дополнительного оборудования для плавания в сложных условиях высоких широт. На эсминце "Высокий" подверглись переделке килевые конструкции с целью обеспечения повышенной остойчивости, на "Важном" были демонтированы носовые башни и вместо них установлен ангар для четырех гидросамолетов и катапульта. Существует версия (также нуждающаяся в проверке), что эсминец "Внушительный" в период испытания трофейного немецкого ракетного комплекса КР-1 (корабельная ракета) потопил опытовое судно-мишень - бывший трофейный японский эсминец "Судзуки" типа "Фубуки". По опять же непроверенным данным в июне 1946 года все три эсминца проходили мелкий ремонт, но уже совсем в другом конце света - на аргентинской военно-морской базе Рио-Гранде на Огненной Земле. Затем один из эсминцев в сопровождении подводной лодки (многие исследователи полагают, что это была К-103 под командованием знаменитого "подводного аса Северного флота" А. Г. Черкасова) якобы видели у берегов французского острова Кергелен, расположенного в южной части Индийского океана...

Вокруг деятельности трех этих эсминцев циркулировали и до сих пор циркулируют самые разнообразные слухи, впрочем, эти слухи всегда только слухами и оставались. Как можно проследить, с середины 1945 года все связанное с историей этого дивизиона "летучих голландцев" советских ВМС неточно, расплывчато, неопределенно... Нет ни одного достоверного изображения ни одного из этих кораблей, хотя все они базировались на Владивосток, где во все годы (даже те!) не было недостатка в желающих запечатлеть корабль на пленку, но тем не менее реалистичных изображений "Высокого", "Важного" и "Внушительного" у нас нет. В противопоставление этому факту можно привести пример с эсминцами проекта 46-бис (модернизированный вариант проекта 45) "Стойкий" и "Смелый", которые находились в постройке и были зачислены в состав ТОФ практически одновременно с эсминцами проекта 45-бис, а вскоре после этого были и фотографируемы в разных ракурсах, да и вся документация по ним сохранилась... по проекту же 45-бис - полнейшее молчание и неизвестность. Будто с середины 1945 года этих кораблей и не было. Лишь в 5 журнала "История ВМС" за 1993 год в довольно неплохой статье Г. А. Барсова, посвященной послевоенным проектам отечественных эсминцев, в трех строчках (опять же - расплывчато) упоминается о загадочной троице...

Мы надеемся, что еще живы ветераны этих кораблей или люди, работавшие на них во время переоборудования и модернизационных работ на владивостокском заводе. А возможно кто-нибудь из знатоков и любителей истории флота сможет сообщить что-либо дополнительное о судьбе эсминцев, приоткрыв тем самым завесу молчания, которая наводит на размышления, что существует эта самая завеса неспроста..."



С момента появления в свете этой статьи прошло уже более пяти лет, но Аркадий Заттец не получил, вопреки ожиданиям, ни одного послания, с помощью которого он надеялся приоткрыть завесу тайны над этими "летучими голландцами", как он выразился, нашего военно-морского флота. Но в своей статье он умолчал о главном - как он сам признался при встрече с другим знатоком истории отечественного флота - Владимиром Рыбиным (автором антологии "Российские и советские ВМС в боевых действиях"), его давно уже посещала идея подойти к этой проблеме с совсем другой стороны: начать с изучения так называемой "антарктической программы" руководства СССР, которая начала претворяться в жизнь сразу же после окончания второй мировой войны. Когда Рыбин показал Заттецу некоторые документы, касающиеся секретных операций сталинского флота, он согласился с ним в том, что все три эсминца вполне могли входить в так называемый 5-й флот ВМС СССР - Антарктический. И лучшей кандидатуры на пост командующего этим флотом, чем контр-адмирал (дважды Герой Советского Союза, доктор географических наук, член ЦРК партии) Иван Дмитриевич Папанин сообразительному Сталину найти было просто невозможно...



4.

СТАНЦИЯ "НОВОЛАЗАРЕВСКАЯ".

Не останавливаясь на биографии этого известного (легендарного) советского полярного исследователя, следует обратить внимание заинтересованных на тот немаловажный факт, что все лица, фигурирующие в секретных документах относительно волнующей нас неофициальной советской (сталинской) экспедиции 1946-47 г.г., получили свои генеральские погоны именно в 1946 году, как раз перед началом трансокеанского похода к Южному полюсу (исключение составлял Водопьянов, разжалованный из генералов еще в 41-м за фактический провал стратегической бомбардировки Берлина, но получивший своё сполна через пять лет) - это только подчеркивает важность этой экспедиции лично для Сталина. ЧТО понадобилось Сталину в далекой Антарктиде в первые послевоенные годы - это уже другой вопрос, к изучению которого мы скоро приступим, но наверняка эти нужды были не менее значительны, чем для американского президента Трумэна, пославшего в аналогичный поход своего собственного полярного волка - контр-адмирала Ричарда Бэрда. Если кому-то хочется верить в то, что американский флот потерпел в этом походе поражение от каких-то "неизвестных сил" то проще всего предположить, что этими "неизвестными силами" были именно военно-морские силы Папанина.

Общеизвестно, что научно-исследовательская станция Лазарев на берегу Земли Королевы Мод была основана нашими полярниками в 1951 году, но это только официальная точка зрения, а правду знать долгое время мало кому полагалось. В 1951 году Папанин находился уже в Москве, где ему вручили важную правительственную награду за конкретно неизвестно какую заслугу, и почетный и ответственный пост начальника одного из отделов Академии Наук СССР - отдела Морских экспедиционных работ, а эта должность, кстати, гораздо важнее чем та, которую Папанин занимал до 1946 года, будучи начальником Главсевморпути: можно прекрасно понять, что на новом поприще Ивану Дмитриевичу представилась отличная возможность потягаться со всеми разведуправлениями в мире - под его началом оказалась практически вся военно-морская разведка СССР.

Такую должность можно было "купить" только такими заслугами перед "партией и народом", какими могли похвастаться немногие - маршал Жуков, например. Но Папанин, в отличие от легендарного маршала, не провел на передовой ни дня, хотя числился в вооруженных силах адмиралом. Между тем ему довелось выиграть единственное в истории сражение между ВМС СССР и ВМС США в самом начале четко наметившейся "холодной войны" и не привести при этом к новой мировой бойне. И случилось это именно в первых числах марта 1947 года на 70-й параллели вблизи тайно основанной им советской военно-морской базы, которая впоследствии получила название "Лазаревская" и во всех справочниках мира обозначается не иначе как "научно-исследовательская"...

Восемь лет назад в издательстве "Гидромет" вышли в свет воспоминания некоего Владимира Кузнецова, одного из членов первой советской антарктической инспекции под эгидой Госкомгидромета СССР, совершавшей в 1990 году инспекционный рейд по всем научно-исследовательским антарктическим станциям с целью проверки выполнения статей 7-го Международного Договора по Антарктиде. В главе, описывающей посещение советской станции Новолазаревской (бывшей Лазаревской) имеются такие строки:

"...Оазис Ширмахера, где находится Новолазаревская - узкая вереница обледеневших сопок, похожих на верблюжьи горбы. В понижениях между сопками - многочисленные мелкие озера, в солнечный день отражающие безмятежное на первый взгляд антарктическое небо. Новолазаревская, думаю, самая уютная и самая обжитая из всех наших станций в Антарктиде. Крепкие каменные здания на бетонных сваях живописно расположились на коричневых холмах и радуют глаз своей фантасмагорической раскраской. В домах очень тепло. Кроме дизельной, энергию дают многочисленные ветряки. Зимовщиков тут около четырехсот, летом - до тысячи и более, очень многие с семьями. На станции оборудован прекрасный аэродром - самый старый аэродром в Антарктиде и единственный, имеющий полосы с металлическим покрытием и бетонированные ангарные стоянки. На каменистом холме, расположенном меж двух особо крупнх озер - кладбище полярников. Давно списанный вездеход "Пингвин", загнанный озорным механиком на вершину холма, стал памятником, который даже изобразили на почтовой марке. Я поднялся на холм. По мемориальности кладбище не уступает многим знаменитым кладбищам мира, Новодевичьему, например, или даже Арлингтонскому. С удивлением вижу на могиле летчика Чилингарова залитый в бетонный постамент четырехлопастный пропеллер и дату захоронения: 1 марта 1947 года. Но мои расспросы остаются без ответов - нынешнее руководство Новолазаревской и понятия не имеет о деятельности станции в том далеком году. Это, как видно, уже дело историков..."



Кузнецов, несомненно, оказался прав - это дело историков. Но его книга вышла более десяти лет назад, а никто из этих самых историков так и не удосужился объяснить миру, ЧТО ИМЕННО делал в самом начале 1947 года в Антарктиде четырехлопастный пропеллер, "принадлежавший явно советскому самолету". Как удалось установить впоследствии, пропеллер, "принадлежавший явно советскому самолету", являлся продукцией американской фирмы "Белл". Попутно с этим выяснилось, что капитан А. В. Чилингаров во время Великой Отечественной войны служил в перегоночной авиадивизии, которая занималась доставкой на советско-германский фронт авиатехники, предоставленной американцами по ленд-лизу (*36). Командиром этой самой дивизии был уже известный нам полярник - полковник ВВС И. П. Мазурук, и обслуживала эта дивизия самую длинную и самую тяжёлую в мире авиационную трассу АЛСИБ (сокращенное от Аляска - Сибирь).







"АНТАРКТИЧЕСКИЕ" СОЮЗНИКИ СТАЛИНА.

И вот теперь, когда мы кое-что прояснили с противовоздушной обороной, можно вернуться и к нашим таинственным эсминцам модернизированной серии 45-бис, которые, согласно непроверенным, правда, данным, были оборудованы отнюдь не для плавания в высоких широтах (имеется в виду Арктика), а в самых настоящих низких (Антарктика). Как уже упоминалось, на эсминце "Высокий" полностью переделали килевые конструкции для повышения остойчивости - у Рыбина имеются сведения, что подобным переделкам подверглись и остальные два корабля. Учитывая тот факт, что такой сложной модернизации никогда не проходил ни один довоенный корабль сталинского флота, готовившийся для плавания в Арктике, но опыт такой модернизации успешно начал применяться практически на всех кораблях, предназначенных для создаваемого в СССР после войны СТРАТЕГИЧЕСКОГО ОКЕАНСКОГО ФЛОТА, то можно вполне резонно предположить, что эсминцы "Высокий", "Важный" и "Внушительный" были подготовлены для боевых действий на подходах именно к Антарктиде!

...Как известно, кое-какие мысли о возможных соглашениях мировых держав по статусу Антарктиды стали зарождаться в головах у политиков в начале 50-х, а сам Договор, имевший действительную силу по демилитаризации континента, был подписан только в 1959-м... До этого времени каждый занимался вокруг Южного полюс чем только хотел. В своих притязаниях на собственный кусок побережья Антарктиды СССР был совсем не одинок - Сталина, неожиданно для Штатов, полностью поддержали Франция и Аргентина.

Насчет Франции тут удивляться особенно нечему. Невзирая на принадлежность этой страны к так называемому капиталистическому лагерю, в тот момент в ее правительстве вовсю заправляли коммунисты во главе с Морисом Торезом, и даже когда впоследствии права коммунистов значительно урезали, у Франции с Советами отношения все равно оставались если не приятельские, то доверительные - в любом случае. Для того, чтобы осознать этот факт, достаточно отметить, что когда в 1966 году (даже через целых два года после смерти Тореза - бессменного депутата парламента) Франция вышла из НАТО, Линдон Джонсон в приватной беседе со своим специальным помощником по вопросам национальной безопасности М. Банди заявил буквально следующее:

"Невзирая на все минусы, в этой истории имеется все же один прекрасный момент: теперь наши военные секреты, которыми мы делились с этими французами, перестанут попадать прямиком к русским..."

Интересна ещё такая деталь: в непосредственной близости от Земли Королевы Мод в Антарктике находится группа принадлежащих Франции островов - Кергелен, Крозе и Сен-Поль. Все острова необитаемы, а на последнем кроме всего прочего имеются очень удобные бухты со спокойными водами, как нельзя лучше пригодные для стоянки океанских кораблей. После войны и американцы, и англичане неоднократно обращались к Де Голлю с предложением предоставить им эти острова для создания своих военных баз, но коммунисты, прочно засевшие во французском Временном Правительстве, а затем и в правительстве новообразованной Четвертой Республики, эти предложения отвергали сходу (*37). Официально неизвестно, делал ли со своей стороны подобные предложения Иосиф Виссарионович Сталин, но советские корабли вплоть до самой его смерти в 53-м очень часто можно было наблюдать в различных базах ВМС Франции по всему свету, а особенно в Хайфоне, на Новой Каледонии и в Карибском море. Так что ничего удивительного мы не обнаружим и в том сообщении, что в 1946 году один из новых эсминцев "антарктического военно-морского флота СССР" наблюдали и в водах французского острова Кергелен...

С Аргентиной дела у Сталина обстояли не худшим образом, если только не лучшим. Расправившись за военные годы с засильем в экономике страны ненавистных всему народу английских монополий, аргентинские руководители почувствовали, что положение правительства настолько устойчиво, а влияние его на процессы, происходящие в мире настолько сильно, что оно спокойно может проводить довольно независимую политику и в отношении США. Вопреки предостережениям Трумэна, новоизбранный президент Аргентины Хуан Перон с большой помпой и без всякой оглядки на Вашингтон отправил в Москву своих самых лучших дипломатов и послов, восстановив с СССР прерванные еще "в доисторические времена" дипломатические отношения. Тотчас за этим актом, словно все было договорено заранее, в Страну Советов хлынули миллионы тонн аргентинской пшеницы, хлопка и важного стратегического сырья в виде так необходимых тогда Сталину вольфрамовых и бериллиевых руд (*38). Генерал Перон с успехом применил излюбленный метод американских правителей "разделяй и властвуй": являясь чисто капиталистической, и даже в некотором роде империалистической державой (*39), аргентинцы с максимальной для себя выгодой использовали главные противоречия между США и СССР, причем хорошие отношения со Сталиным для них в тот момент были гораздо важнее снисходительной благосклонности надменных американцев в лице того же Трумэна. В обмен на предоставление кораблям советских ВМС некоторых своих субантарктических баз они, в частности, получили от советского правительства негласные гарантии об отказе от преследования скрывающихся на их территории многих нацистских преступников, которые по нынешним, самым приблизительным и явно заниженным расчетам, вложили после войны в аргентинскую экономику более 30 (тридцати!) миллиардов долларов (из средств, награбленных в оккупированной при Гитлере Европе).



7.

"ЛЕТАЮЩИЕ ТАРЕЛКИ" И АДМИРАЛ БЭРД.

Итак, хоть как-то мы наконец разобрались с советским военным присутствием в Антарктиде на рубеже 46/47 годов, а вот теперь настала пора разобраться и с присутствием американским. Личность американского адмирала Ричарда Бэрда в США имеет такое же значение, как и в СССР - личность Папанина. Достаточно только сказать, что Бэрд - человек, впервые в мире официально достигший по воздуху обоих полюсов - и Северного, и Южного (в 1926-м и 1929-м годах соответственно) (*40). За свою долгую и несомненно плодотворную жизнь этот выдающийся полярный исследователь возглавил шесть экспедиций к полюсам - две к Северному и четыре к Южному, и почти все они заканчивались более чем удачно, судя по победным реляциям официальной американской прессы, особенно 3-я Антарктическая (1939-41 г.г.), когда лётчикам Бэрда удалось составить подробные карты почти всей Западной Антарктиды. Но вот когда он вознамерился совершить то же самое и с Антарктикой Восточной, это ему не удалось. Судя по сенсационным сообщениям пронырливых газетчиков из "жёлтой прессы", в конце февраля 47-го прославленному адмиралу в Антарктиде кто-то хорошо "надавал по жбану", а так как те, кто это с ним проделал, по каким-то причинам пожелали остаться неизвестными, то тут и вылезла на свет очень популярная в среде уфологической братии версия об инопланетном присутствии - прославленным полярным асам из авиагруппы Ричарда Бэрда учинили отпор мистические "летающие тарелки". Конечно, от официальных объяснений по этому делу адмирал благоразумно воздержался, но он и не думал опровергать того, что появилось по этому поводу в прессе - редкая вещь, особенно учитывая то, как ревниво "американский Папанин" относился к своей славе и всему тому, что ей сопутствовало.

Во-первых, достоянием гласности стали слова самого Ричарда Бэрда, где он давал длительные объяснения на заседании срочно учрежденной президентской комиссии, и эти слова в сенсационном материале, напечатанном в журнале "Фрэй", были такие:

"Прекращение экспедиции было вызвано действиями вражеской авиации..."

И уж потом идет приведенная гораздо выше цитата о необходимости отпора американцами какому-то непонятному врагу, обладающему сверхъестественными "летательными тарелками"...

"Военно-морской флот Соединенных Штатов Америки во второй мировой войне явил всему миру свои очень высокие моральные и боевые качества, - патетически вопит "Фрей" в заключение, - но бывают сражения, которые просто НЕВОЗМОЖНО выиграть!" После смерти Бэрда, произошедшей в 1957 году в Индианаполисе от прозаического инфаркта, были обнародованы некоторые страницы дневника адмирала. Американский журнал "Сан" приводит даже якобы факсимильное изображение одной из страниц, из текста на которой следует, что во время экспедиции 1947 года самолет, на котором Бэрд вылетел в ледовую разведку, принудили приземлиться "летающие тарелки". Когда адмирал выбрался из самолета, к нему якобы подошел голубоглазый блондин, который на ломаном английском языке передал обращение к американскому правительству с требованием... прекратить ядерные испытания! Пришелец, который оказался немцем из тайной нацистской колонии в Антарктиде, пригласил Бэрда с собой. Что там увидел адмирал дальше, конкретно неизвестно, но некоторые "вполне компетентные" источники утверждают, что после этой встречи между нацистской колонией и американским правительством было подписано широкомасштабное соглашение об обмене передовых немецких технологий на американское сырьё.

Это очень интересный и волнующий умы и сердца всех заинтересованных момент. Если бы подобный "договор" и на самом деле был "подписан", как утверждает всезнающий "Сан", и у этих мифических "антарктических немцев" и на самом деле было что предложить американцам, то каким же образом, спрашивается, американцы эти самые технологии в конце концов использовали? Почему сами за более чем полвека, прошедших с момента "контакта" не построили хоть одной самой завалящей, пусть не летающей с космической скоростью от полюса до полюса и не способной "выныривать из-под воды", но хотя бы в чем-то превосходящей современные самолеты "летающей тарелки"?

Для некоторых "наиболее компетентных" уфологов проблемы с ответом на этот вопрос вовсе не существует. Антарктические "летающие тарелки" они прямым образом связывают именно с "Розуэлльским инцидентом" и "видением Арнольда". Но вот сущностей этой связи они, увы, не объясняют никак - никому и никогда. Но все же сущность эту объяснить можно и нужно, однако для этого придется прежде уяснить себе еще некоторые важные и интересные вещи.



8.

ГИТЛЕР И ОККУЛЬТИЗМ.

Существует довольно распространенная в некоторых кругах и упорно культ
  • 0
О себе скажу кратко: гад, подлец и провокатор, злостный флудер, заслуженный подонок. Неоднократно изгонялся отовсюду, но каждый раз обманными путями возвращался и вёл деструктивную работу. Последний раз меня выгнали окончательно, но я влез через форточку и насал им в кастрюлю……………….

#2 diaset

diaset

    Подлец и гад в одном флаконе!!!

  • Пользователь
  • 236 сообщений
  • Откуда:Москва

Отправлено 18 Ноябрь 2004 - 18:17

Зато тема интересная и сразу народ вникает , исчезает куча вопросов и можно сразу о деле поговорить, я сам когда начал искать инфу по этой теме долго мучался..
дочитай до конца потом пообщаемся на енту тему..тут много чего интересного можно обсудить..
  • 0
О себе скажу кратко: гад, подлец и провокатор, злостный флудер, заслуженный подонок. Неоднократно изгонялся отовсюду, но каждый раз обманными путями возвращался и вёл деструктивную работу. Последний раз меня выгнали окончательно, но я влез через форточку и насал им в кастрюлю……………….

#3 Def

Def
  • Постоялец
  • 10 451 сообщений
  • Откуда:Мардустан

Отправлено 18 Ноябрь 2004 - 22:01

придётся распечатать, да в толкуне почитать :)
  • 0
*мне все-равно ,что вы обо мне думаете. я о вас не думаю вовсе* (с)

#4 diaset

diaset

    Подлец и гад в одном флаконе!!!

  • Пользователь
  • 236 сообщений
  • Откуда:Москва

Отправлено 19 Ноябрь 2004 - 10:50

НАЦИСТЫ В АНТАРКТИДЕ.

В 1954 году в американской газете "Нэйшнл полис" появилась сенсационная статья о том, что Адольф Гитлер вовсе не погиб в своем берлинском бункере в мае 1945 года, а улизнул в Антарктиду на подводной лодке и обитает там в "загородной резиденции" под названием Новый Бертесгаден. Труп, найденный советскими солдатами во дворе рейхсканцелярии, был якобы трупом одного из двойников Гитлера - Клауса Буштера, еврея из Антверпена (*49). Официальная весть о смерти самого главного мирового злодея, облетевшая вокруг всего земного шара, положила конец всяким сомнениям и измышлениям о несостоявшемся возмездии, что позволило фюреру начать создавать новый, Четвёртый рейх в суровых полярных условиях.



"...В Антарктиде, - пишет "Нэйшнл полис", - практически невозможно было бы найти "этого бесноватого" любой, даже самой многочисленной экспедиции. Разве можно было бы прочесать все эти равнины, аллеи и горы, покрытые вечным льдом и снегом? В лучшем случае потребовались бы тысячи и десятки тысяч поисковиков с кораблями, самолетами, вертолетами и специальным оборудованием. А между тем в Германии планы по созданию постоянной базы в Антарктике начали всерьёз разрабатываться еще в 1938 году, и в течении последующих семи лет между Германией и Антарктидой начались регулярные рейсы исследовательского судна "Швабия", позже, с началом войны, замененного на дивизион подводных лодок, получивший новое наименование "Конвой фюрера" и включавший в свой состав 35 субмарин. До войны в район строительства антарктической базы на "Швабии" успели завезти горнопроходческое оборудование, рельсовые дороги, электровозы, вагонетки, трактора, фрезы для прорубания туннелей в скальной толще... На подводных лодках переправляли все остальное. На "базу 211", основанную в заливе Ширмахера и превращенную в грузоперевалочный порт, в больших количествах прибывали ученые, инженеры, высококвалифицированные рабочие".

А вот воспоминания отставного американского полковника Уинделла Стивенса, который в конце 80-х годов рассказывал всем желающим его выслушать о виденном им когда-то немецком документальном фильме-отчете, якобы найденном австралийцами в 1957 году и переданном военной разведке США:

"Нашей разведке, где я работал в конце войны, - вспоминает Стивенс, - было известно о том, что немцы строят двадцать четыре очень больших грузовых субмарины водоизмещением по 5000 тонн каждая - небывалая прежде для этого типа судов величина, и все эти субмарины были спущены на воду, укомплектованы опытными экипажами, и далее бесследно исчезли. До сего дня мы не имеем абсолютно никакого понятия, куда они ушли. Они не сдались после войны ни в одном порту мира, и их останков тоже нигде не обнаружено. Это загадка, но она несомненно может быть раскрыта благодаря этому австралийскому документальному фильму, в котором показаны большие немецкие грузовые субмарины в Антарктике, вокруг них льды, экипажи стоят на палубах в ожидании постановки к причалу..."

Итак, появилась новая версия о последнем пристанище германского фюрера. Очень хорошая версия, потому что она заставляет держать в напряжении умы миллионов чересчур впечатлительных потребителей массовой информации. В захватывающей книге известного исследователя "потустороннего" Карела Веласкеса "Под одним небом" освещаются некоторые моменты "немецкой антарктической эпопеи". На основании неких секретных документов, попавших к нему неизвестно откуда и неизвестно в какие времена (а также неизвестно куда потом девшихся), Веласкес утверждает, что в "Конвой фюрера" помимо новейших грузовых субмарин входило также около сотни (!) обычных боевых подводных лодок, и в июле-августе 1945 года (после окончания войны в Европе), две из этих лодок сдались аргентинским властям в порту Мар-дель-Плата. Капитанами этих кораблей были Отто Вермаут (U-530) и Хайнц Шеффер (U-977). На допросах, проводившихся специалистами британских и американских спецслужб, эти "морские волки" якобы признались, что неоднократно совершали рейсы из Германии в Антарктиду, к берегам Новой Швабии, а в ночь на 13 апреля 1945 года обе субмарины начали свой последний трансокеанский переход. Загрузившись в Киле большими запечатанными ящиками, которые содержали наиболее ценные реликвии Третьего рейха и личные вещи Гитлера, Шеффер вывел свою лодку в океан. На борт же U-530 кроме груза были приняты еще около 30 неизвестных капитану Вермауту людей, и лица некоторых были скрыты хирургическими повязками. Большего союзникам у сдавшихся подводников выведать не удалось, и хотя Вермаута все же обвинили в том, что именно он вывез в Южную Америку самого Адольфа Гитлера, тот упорно это отрицал, а так как никаких доказательств не нашлось, то все эти обвинения повисли в воздухе. Далее Веласкес ударяется в описание НЛО III Рейха. А вы вернёмся к Антарктиде
  • 0
О себе скажу кратко: гад, подлец и провокатор, злостный флудер, заслуженный подонок. Неоднократно изгонялся отовсюду, но каждый раз обманными путями возвращался и вёл деструктивную работу. Последний раз меня выгнали окончательно, но я влез через форточку и насал им в кастрюлю……………….

#5 PLUR

PLUR

    Techno, Sex and nothing more!

  • Постоялец
  • 1 682 сообщений
  • Откуда:[kopli.tln.ee]

Отправлено 20 Ноябрь 2004 - 10:34

ЕГОР_ЛЕТОВ, AlteRnaTiVe, мда ребята, видно и в школе вы прочитали максимум две книжки... и уж точно не до утра сидеть надо, часа за полтора все прочел!

diaset, очень увлекательно и много чего тут нового, загодочного... но такие темы у меня давно уже отпали на второй план! раньше подобным увлекался, а сейчас как-то и не так уж интересно стало!

и вся эта завеса над Второй мировой будет много подобного нам преподносить! ведь, как многие считают, Гитлер использовал в своей "победе" оккультизм и что у него был подписан договор с дьяволом, что у Сталина был договор с инопланетянами - подумай сам, откуда у русских могли появится ракеты, телевизоры? русские же изобрели это все! а потом американцы себе переняли!

ой, об этом можно всю жизнь говорить! ;)
  • 0
[ ++ :: D-Lab project //.com// :: ++ ]

#6 Yan

Yan

    скиталец

  • Пользователь
  • 334 сообщений
  • Откуда:Tallinn, Lasna

Отправлено 21 Ноябрь 2004 - 23:21

прочитал всё, очень заинтересовало.. Определённо в Антарктиде не всё так просто и землёй вечной мерзлоты и пингвинов называться не может. Уж советские ВМС там базироваться могли. Да и под всем эти льдом наверняка что-то есть, вполне возможно, что и остатки какой-то древней цивилизация. В общем, Розвелл и рядом не валялся даже :)
  • 0
957

#7 diaset

diaset

    Подлец и гад в одном флаконе!!!

  • Пользователь
  • 236 сообщений
  • Откуда:Москва

Отправлено 11 Ноябрь 2005 - 14:21

АНТАРКТИЧЕСКИЙ УРАН.

В 1961 году в официальной истории Антарктиды произошло знаменательное событие - в её недрах были официально обнаружены залежи урана. И не просто залежи, а целые МЕСТОРОЖДЕНИЯ, сопоставимые по своей значимости с масштабами всего континента, а то и всего цивилизованного мира, причем наиболее богатые руды находятся как раз в Новой Швабии - Земле Королевы Мод. С тех пор прошло немало лет, и разработка полезных ископаемых в Антарктиде запрещена положениями знаменитого Договора 1959 года. Согласно некоторым данным, процент урана в антарктической руде составляет не менее 30% - это на целую трет больше, чем в самых богатых в мире месторождениях в Конго, из которых США долгие годы черпали "взрывчатку" для своих атомных и ядерных арсеналов. В 1938 году проблема с обогащенным ураном не стояла еще так остро, как в послевоенные годы, но кое-какая разведка урановых залежей все же производилась. Еще "отец атомной бомбы" Роберт Оппенгеймер в 1937 году выступил с заявлением, что страна, намеревающаяся производить оружие, принцип действия которого основан на расщеплении ядра атома, должна всерьёз озаботиться о надёжных и достаточных источниках необходимого сырья. В Европе и Америке таких источников практически не было.

Зато такие источники были в Африке - Конго, Анголе, Намибии. Пока речь шла только о разработках, американцам хватало собственных, довольно бедных месторождений в Канаде, немцам - своих в Беблингене, и об освоении "заморских копей" никто тогда всерьёз не думал. Но немцам, невзирая на откровенное пренебрежение Гитлера к новому виду оружия, раньше всех остальных стало ясно, что европейские урановые источники мало пригодны для массового производства атомной бомбы, так как содержание урана в имеющейся руде слишком ничтожно, и проблему не смогло бы решить даже экстренное возведение обогатительных заводов. В преддверии большой европейской войны рассчитывать на африканские залежи было бы неразумно, и вот тогда и было решено прощупать "ничейный континент" - Антарктиду.

Порывшись в коллекции образцов пород, привезенных из Антарктиды немецким полярником Вильгельмом Фильхнером (*53) в 1912 году, руководитель нацистского "атомного проекта" доктор Вернер Гейзенберг вполне резонно предположил, что в недрах Земли Королевы Мод могут находиться богатейшие запасы высококачественного урана. Опьяненный своими политическими победами в Европе (аннексия Австрии и раздел Чехословакии), Гитлер запросто позволил уговорить себя Гиммлеру, Герингу и Редеру дать согласие на отправку в далекую Антарктиду оснащенной экспедиции в поисках мифических "корней". На празднике по поводу завершения строительства здания новой рейхсканцелярии Гитлер самодовольно сказал: "Ну ладно! Если уж в этой деленной-переделенной Европе за несколько дней можно присоединить к Рейху парочку государств, то с Антарктидой никаких проблем не предвидится и подавно..." (В. Штайсс. "Я слышал Гитлера".1989г.)

Тем временем в Антарктиде происходили события, уже описанные выше. Две немецкие экспедиции одна за другой прочесали всю Новую Швабию вдоль и поперек и основали на берегах залива Россиян (быстро переименованного в залив Бисмарка) хорошо оборудованную "базу 211". Между рейхом и "завоеванной страной" было налажено регулярное сообщение, что позволило в короткие сроки перебросить в Новую Швабию значительное количество рабочих и инженеров для освоения месторождений урана. Подбором охраны для быстро расширяющихся работ был назначен заниматься не кто иной, как гауптштарфюрер Отто Скорцени, только-только закончивший свои "дела" в Австрии и Германии (ключевое участие в "аншлюсе" в марте, и в "Кристальной ночи" (*54) в августе 38-го). Добыча чрезвычайно богатой ураном руды была развернута к началу 1940 года, покуда британский флот не перекрыл этим перспективным начинаниям кислород...

Обеспокоенные успехами нацистов американцы, правильно поняв их намерения, но совершенно неправильно сориентировавшись в преследуемых немцами целях, в экстренном порядке мобилизовали своего "Папанина" - Р. Бэрда, и отправили его во главе очередной экспедиции устанавливать американский суверенитет над найденным ранее тем же Бэрдом антарктическим углём. Не наделенный особой фантазией американский адмирал не придумал ничего лучшего, как основать две небольшие станции на острове Стеннингтон в море Беллинсгаузена и у подножия вулкана Эребус на границе шельфового ледника Росса ("Литтл- Америка " и "Мак-Мердо"), да начать производить хоть и массированную, но малорезультативную аэрофотосъёмку всего западного побережья, лежащего между двумя этими точками. В конфликт с немцами ему вступать было категорически запрещено - президент Рузвельт еще толком и сам не знал, зачем ему нужны эти ледяные равнины, а для вступления в новую мировую войну не подошло время. И только через некоторое время англичане открыли Рузвельту глаза на неприглядную правду, но было уже поздно - в Антарктиду шумной ордой хлынули почувствовавшие поживу аргентинцы.

12.

АРГЕНТИНА.

Про аргентинские претензии на свой Кусок Антарктиды (и немалый) можно было бы (и нужно будет) написать целые тома. Если во время второй мировой войны экономические дела Аргентины развивались успешно, то во внешней политике все обстояло более чем прекрасно. Как только началась война аргентинский диктатор Рене Манинг понял, что у него есть отличный шанс на этой войне нажиться самому и вывести Аргентину в ряды крупнейших держав мира. Он тут же повел беспощадную борьбу с засильем в экономике стран британских монополий и в короткий срок национализировал абсолютно всю промышленность и транспорт. Бойкая торговля стратегическим сырьём, по запасам многих видов которого Аргентина занимала ведущее положение, начала наполнять государственную казну с завидной для других государств быстротой. Особые отношения политической верхушки Аргентины сложились с немецкими нацистами, которые в списке торговых партнеров Аргентины стояли одними из первых. Черчилль (мудрый бог войны ) всерьёз опасавшийся того, что своенравная Аргентина на волне антианглийских настроений со всеми своими запасами может вступить в войну на стороне стран Оси, отчаянно заигрывал с Манингом, стараясь заманить его в свой лагерь и суля всяческие выгоды в случае поражения Германии.

Но Манинг был не дурак, дураками не были и его многочисленные советники и генералы. Прекрасно почувствовав, как приятно править страной, переживающей экономический бум, он любезничал и "с вашими", и "с нашими", выторговывая для своей страны привилегии у сильных мира сего - время было как нельзя лучше подходящее. США в этой игре в расчет не принимались, хотя Манинг осознавал, что жадных американцев нужно опасаться прежде всего. Но ставка в первую очередь делалась не на всемогущего северного соседа, который пока еще не был так всемогущ, каким стал после войны , а на европейцев, с которыми у аргентинцев были традиционно давние связи - в первую очередь духовные.

С самого начала второй мировой войны аргентинский президент понял, что нацистская Германия никогда не выиграет, и потому спешил взять от пока еще щедрого Гитлера всё, что тот был в состоянии предложить за искреннюю любовь нему и его тысячелетнему Рейху. В обмен на некоторые виды особо ценного сырья он потребовал от Гитлера помощи в осуществлении различных технических проектов, которые разработали его учёные, опираясь на данные разведки, весьма успешно "работавшей" во многих развитых странах мира.

Так, аргентинские разведчики проникли в копенгагенский Институт теоретической физики и через самого Нильса Бора, основателя и руководителя этого института, получили исчерпывающие сведения о практической возможности создания атомного оружия путём расщепления ядра урана. В Испании агенты Манинга проведали, что немцами уже ведутся ускоренные работы в этом направлении, а британский агент Клаус Вудс информировал аргентинскую разведку о том, что в Англию прибыли известные физики-атомщики Роберт Фриш из Дании, Луи Хольбан из Франции и Бронислав Коварский из Польши, и под руководством английских ученых Чадвика, Дирака и Коккрофта создаётся так называемая "международная команда", которая намерена в самые короткие сроки сделать практический прорыв в области ядерных исследований.

Конечно, у Манинга и в мыслях не было ввергать страну в пучину "атомной гонки", кишка была, как говорится, слишком тонка. Однако будучи не просто диктатором-генералом, но и трезвым политиком прежде всего, этот человек понял, что на торговле атомными секретами можно поиметь очень неплохо, причем это дело выглядело гораздо перспективнее, чем всё то, что он проделал или еще намеревался проделать в национализации экономики.

...В октябре 1939 года в Америку отправился самый лучший аргентинский разведчик - Рауль Хосе Сото. Этот шпион проник на радиевые рудники компании "Эльдорадо мйнинг", расположенные у полярного круга вблизи Большого Медвежьего озера и выяснил темпы добычи урана американцами, а также кое-какие особенности развития программы радиологических исследований, проводимых в США. В те годы особых секретов из своих увлечений тайнами строения атома американцы еще не делали, и потому, в немалой степени основываясь на открытых до поры до времени публикациях в научном журнале "Физикл ревю", аргентинский агент сделал далеко идущие выводы о том, что не пройдет и года, как американцы всерьёз озаботятся поисками более богатых источников сырья для бомб, которые Оппенгеймер рекламировал еще в 1937-м году. А так как в 40-м в широких массах все еще упорно держалось убеждение, что главным противником Америки в начавшейся войне будет не только Германия, а и Советский Союз, на сокрушение военной и экономической мощи которого потребуется отнюдь не одна бомба, и даже не десяток, то можно было только представить себе, какие масштабы примет эта самая гонка за "урановым песком"...

Но это было не все, зачем Сото посылали в Северную Америку . Кроме всего прочего он должен был создать надежную агентурную сеть, готовую внедриться во все американские учреждения, которые только будут связаны с готовым вот-вот образоваться американским "атомным проектом". Одновременно он связался и со сталинским агентом в Нью-Йорке Газдаром Овакимяном, и прямо сообщил ему, что имеет очень важные сведения, касающиеся проблем создания оружия нового типа, к разработке которого вплотную приступили некоторые державы мира. Овакимян довольно неплохо разбирался в научно-технических вопросах (он был кандидатом научно-технических наук), а также прекрасно понимал все выгоды для государства, которое первым получит в свои руки атомную бомбу. Сото в качестве аванса передал советскому разведчику некоторые материалы, касающиеся возможности использования атомной энергии для военных целей и основных направлениях работы американских физиков, подготовивших свои собственные разработки для "состыковки" с теми данными, которые в скором времени передадут им достигшие определенных успехов англичане.

Овакимян переправил полученные данные в Москву, где они попали в руки его непосредственного шефа - начальника научно-технической разведки СССР Леонида Михайловича Квасникова. Квасников сразу же оценил информацию, полученную из Америки , но прекрасно понимал, что этого совершенно недостаточно для того, чтобы представлять полученные данные высшему руководству страны. Положение осложнялось еще тем, что аргентинский агент требовал взамен только информацию аналогичного характера, полученную советскими шпионами в других странах. На это без согласования с начальством Квасников пойти не мог, но он все же решился доложить о новом деле Берии.

Лаврентий Павлович Берия, нарком внутренних дел, как и ожидалось, не придал "атомному проекту" никакого значения, посчитав всё дезинформацией, но все же разрешил эту "дезу" пустить в "оборот", чтобы, по возможности, получить взамен что-то более, как ему тогда казалось, стоящее. Тотчас в Нью-Йорк ушли некоторые материалы, касающиеся германских атомных разработок, которые стали известны советской разведке еще в конце 1938 года. Материалы эти были настолько всеобъемлющи, что президенту Аргентины сразу стало понятно всё то, что никак не хотели понимать ни Берия, ни Сталин, и что было пока еще неведомо Гитлеру и Черчиллю вместе с Рузвельтом (*55).



13.

"НОВАЯ ШВАБИЯ".

Итак, все в конце концов упиралось в эту самую Антарктиду, которая так удачно располагалась совсем рядом с заинтересованной в нее недрах Аргентиной и так далеко от загребущих американцев, сумасшедших немцев и зловредных англичан. Манингу не требовалось быть большим аналитиком, чтобы сообразить, что главным на пороге атомной войны станет вовсе не тот, у кого совершеннее бомба, а тот, у кого этих самых бомб будет больше. Немцы собирались закидать непокорную Британию примитивными "урановыми котлами", не имея возможности и времени раскошеливаться на более тщательные разработки, но их рудники давали слишком мало урана - из десяти тонн руды даже при самой совершенной технологии можно было выжать не более одного грамма урана, тогда как для одной самой простенькой бомбочки требовалось не менее килограмма. У англичан и американцев дело с ураном обстояло ещё хуже, несмотря на более совершенные принципы разработки и методы производства. До войны очень богатые месторождения урана были обнаружены в Конго, но они находились так далеко в джунглях, что только на строительство более-менее приличной дороги пришлось бы ухлопать не менее года, да и то при условии, если бельгийские колониальные власти, пытавшиеся проводить свою собственную от эвакуировавшегося в Англию подальше от немцев короля политику, дадут на это своё согласие.

Вскоре от Сото из Америки пришло важное сообщение, что Гитлер направил в Антарктиу свои экспедиции вовсе не для того, чтобы его учёные могли разыскать там остатки ископаемых бабочек для Берлинского музея естественной истории. В первом походе немцами было установлено наверняка, что Земля Королевы Мод буквально нашпигована высококачественным ураном, а вторая "экспедиция" везла с собой уже рабочих, специалистов и разнообразное оборудование для закладки первых шахт. Третьей экспедиции помешала начавшаяся война - англичане внезапно блокировали своим флотом всю Атлантику, и надводным кораблям путь в Антарктиду был закрыт - туда теперь могли прорываться только немногочисленные вооруженные рейдеры, но о регулярном сообщении речи уже не было: подводные лодки были слишком малогрузными для того, чтобы они смогли поддерживать постоянную связь с рейхом и доставлять в него сотни и тысячи тонн необходимой урановой руды. Тайно построить в Антарктиде обогатительные заводы в изменившихся условиях было также невозможно, и потому Гитлер быстро охладел к дорогостоящим "атомным проектам" и запретил заниматься любыми разработками, если они не обещали дать значительных результатов уже через двенадцать месяцев, заявив своим генералам, что верит не в силу нового оружия, а исключительно в силу духа собственных солдат, способных победить и голыми руками. (Впрочем, многие приказы Гитлера его подчиненными никогда не исполнялись, и работы над атомной бомбой продолжали вестись до самого конца войны ). "Новая Швабия" захирела, и все привезенное до войны на "базу 211" ценное оборудование осталось не у дел.

Аргентинцы внимательно следили за деятельностью немцев в Антарктиде, и когда началась война , с удовлетворением отметили, что теперь "Новую Швабию" вместе с Новым Берлином можно брать просто голыми руками. В течение нескольких месяцев аргентинские экспедиции, высаженные в разных точках побережья "ледяного континента", собирали образцы геологических пород и делали пробные бурения на различные глубины, а ученые в аргентинских научно-исследовательских центрах изучали их на предмет наличия урановых "россыпей". В результате проводимой работы все яснее становилось, что кроме Земли Королевы Мод с которой и так все было уже ясно благодаря документам, раздобытым Сото, перспективными оказались еще два района - один на берегу моря Уэделла, близ горного массива Земли Котса, и на Антарктическом полуострове в проливе Дрейка. Когда американцы наконец прознали от англичан про антарктический уран, адмиралу Бэрду был дан срочный приказ "застолбить" остальную часть Антарктиды, не занятую пока еще немцами. Но как только самолеты Бэрда появились над Антарктическим полуостровом, оказалось, что он уже далеко не так бесхозен, как представлялось...

...Американцы-янки никогда не относились к южноамериканским народам как к равным себе, но тут вдруг они почувствовали, что столкнулись с силой, с которой невозможно было не считаться. Аргентинцы, начавшие компанию по изгнанию из страны наводивших ранее ужас на все нации мира британцев, не побоялись бы сейчас применить самое натуральное "выкручивание рук" и к любой другой стране в мире, особенно если дело касалось их национального престижа. Но если они оставили в итоге этим самым британцам Фолклендские острова в качестве залога будущих нормальных отношений, то оставлять в залог загребущим американцам они не собирались ничего. Когда адмирал Бэрд вознамерился лично посетить аргентинские станции -базы "Сан-Мартин" и "Генерал Бельграно", ограничивающие собой с разных концов довольно протяженный участок свободного от материкового льда побережья, то ему прямо было сказано (причем от имени самого Президента Аргентины), что эти его визиты - последние визиты как официального представителя США, и поскольку вся территория Западной Антарктиды, простирающаяся от моря Беллинсгаузена до моря Лазарева теперь не что иное, как одна большая военная база Республики Аргентины, то аргентинские вооруженные силы будут без всякого предупреждения уничтожать любого нарушителя невзирая на ранги и национальности.

Оскорбленный таким заявлением до глубины души, адмирал Бэрд принялся готовить вооруженное вторжение на так нагло присвоенную аргентинцами территорию и намеревался стереть их базы с лица земли. Но Манинг, прекрасно предвидя такой поворот событий, заранее блокировал американские "владения", направив к станциям -базам США Мак-Мердо и Литтл- Америка почти весь свой военный флот, включая три гидроавиатранспорта, мгновенно лишив силы адмирала Бэрда поддержки с воздуха. Одновременно президенту Рузвельту по дипломатическим каналам было дано понять, чтобы угомонил своего национального героя, потому что намечающийся конфликт наверняка не принесет никакой пользы абсолютно никому, исключая самих аргентинцев - в случае, если США позарятся на аргентинские владения, на сторону Аргентины встанет практически вся Южная Америка , и возможно даже Мексика, не говоря уж о других неприсоединившихся ни к одному блоку, но сочувствующих Германии странах - а это для американцев означало не просто неприятности, это означало конец всем их перспективным планам на мировую гегемонию по крайней мере в ближайшее десятилетие.

Сохраняя фальшивую улыбку на лице, Рузвельт подозрительно легко согласился с доводами президента Манинга. Американца одолевали сейчас другие, более важные проблемы - например как бы поделикатней разделаться с мировой гегемонией Британской империи не вступая до поры до времени в европейскую войну , и невзирая на явно неуместную агрессивность аргентинцев по отношению к США, он осознавал, что пока должен быть им благодарен хотя бы только за то, что они начали выметать британцев из своей страны, предоставляя американцам неплохой шанс занять ихнее место позже, после войны . Кроме того Рузвельт здраво рассудил, что уподобляться тем же британцам, применяя грубую силу, совершенно не стоит, а уран у аргентинцев можно попросту купить - денег хватит даже на то, чтобы выкупить у них всю Антарктиду вместе с Патагонией впридачу. Намечавшийся международный скандал так и умер в пустоте, похоронив надежды связанных войной в Европе англичан оттеснить своенравную Аргентину подальше от "урановой кормушки"...

Тем временем Новая Швабия захирела настолько, что дальнейшее ее содержание было рейху уже не по карману. К 1944-му году на "базе 211" и в Новом Берлине не осталось ни одного немца - одних вывезли в рейх на подводных лодках, другие покинули Антарктиду на самолетах и осели в Южной Америке . Земля Королевы Мод перешла под негласную юрисдикцию Аргентины. Новый аргентинский президент Эдельмирио Фаррел отдал приказ законсервировать почти готовое предприятие в Новом Берлине и стал дождаться покупателей...

14.

АРГЕНТИНА И "БОЛЬШАЯ ТРОЙКА".

Дожидаться пришлось недолго. С окончанием второй мировой войны в мире четко определились две доминирующие силы - США и СССР, которые вышли из этой войны настолько сильными в политическом отношении, что могли диктовать свои условия всему миру без всяких посредников. Но Аргентине было плевать и на эту силу, и на эти условия. Умело пользуясь противоречиями между двумя гигантами, аргентинцы без преувеличения сами могли диктовать кому угодно. Стремясь показать миру свою независимость в проведении внешней и внутренней политики, аргентинское правительство даже после окончательного разгрома фашизма не собиралось запрещать в стране деятельность профашистских и пронацистских организаций, и словно бросая вызов демократической Америке , укрыло у себя тысячи и десятки тысяч избежавших возмездия нацистских преступников. Назло той же Америке некоторые вольности (правда, в обмен на некоторые обязательства) получила и аргентинская коммунистическая партия. Сменивший Фаррела на посту президента генерал (бывший министр труда - это следует отметить особо) Хуан Перон тотчас установил дипломатические отношения с Советским Союзом и подписал с советскими министрами и специалистами кое-какие военные, экономические, культурные и прочие соглашения. К концу 1946 года в аргентинских портах стало очень тесно от советских торговых кораблей, в море вокруг Южно-Оркнейских и Южных Сандвичевых островов кишмя кишели советские китобойные суда, американские рыбаки несколько раз замечали в туманной антарктической дымке характерные силуэты cоветских крейсеров. Но странное дело - большинство советских торговых судов, выгрузившись в аргентинских портах транзитными грузами, уходили из этих портов в балласте, ночью, и где пролегал их дальнейший путь, одному Богу было известно...

Одновременно были предприняты и некоторые шаги в отношении хоть и формально победившей, но находившейся при смерти Британской империи. Хуан Перон, продолживший политику, направленную на дальнейшее обогащение государственной казны, знал, что "вещами" с англичан взять было уже совсем нечего, кроме оружия, но эти самые англичане являлись прекрасными посредниками в переговорах с ненавистным и немерянно богатым дядей Сэмом. Не прошло с момента капитуляции Германии и полутора лет, как неожиданно для всех британские "исследователи" при явном попустительстве неуступчивых ранее аргентинских властей стали беспрепятственно высаживаться на Антарктическом полуострове и в свободных от материкового льда бухтах Новый Нантакет и Халли. Как на дрожжах, в "аргентинских антарктических владениях" стали вырастать британские станции -базы. Британские корабли стали все чаще появляться в море Уэделла и в проливе Брансфилд, зато аргентинские ВМС вдруг обзавелись новеньким, с иголочки авианосцем английской постройки. Этот суперсовременный авианосец по большому счету не стоил аргентинской казне ни песо, как и американский крейсер типа "Бруклин" (*56), а также неисчислимое множество единиц военной техники, предоставленной своему будущему союзнику могущественными североатлантическими державами...

Сталин же рассчитывался с президентом Пероном за сохраненную для него в неприкосновенности "Новую Швабию" иной валютой. В обмен на свою долю первоклассного антарктического урана он полностью исключил Аргентину из списка развивающихся стран, рабочий класс которых должен был подвергнуться массированной "обработке" новой, коммунистической идеологией. Этот вариант оказался настолько хорош для Перона, что ему пришлось еще и "доплачивать". Кроме того, что на аргентинских военно-морских базах проходили всяческий ремонт корабли "антарктического военно-морского флота СССР", Аргентина взяла на себя также политическое прикрытие некоторых операций этого самого флота в антарктических водах. Так, например, когда 4-я антарктическая экспедиция адмирала Ричарда Бэрда в начале 1947 года с присущей всем американцам бесцеремонностью вторглась в пределы "советской зоны" в районе Лазаревского месторождения, чтобы разобраться "кто в доме хозяин", и сталинская подводная лодка К-103 точным торпедным ударом отправила на дно моря американский эсминец "Мэрдок", а "кингкобры" Мазурука наполовину сократили численность палубной авиагруппы авианосца "Касабланка", то аргентинскому президенту не оставалось ничего иного, как снова пригрозить президенту американскому (на этот раз Гарри Трумэну), что б не вздумал поднимать шума. На этот раз "предмет" для шантажа отыскался быстро.

15.

КАПИТУЛЯЦИЯ АДМИРАЛА БЭРДА.

...27 февраля самолет, на котором адмирал Бэрд летел на восток, чтобы отыскать и сфотографировать аэродром, на который базировались советские штурмовики, напавшие на его эскадру, подвергся внезапной атаке двух истребителей П-63 с красными звездами на крыльях. Прострелив адмиральскому "тайгеркэту" один двигатель, они вынудили его к посадке на ледяное поле, а подоспевшие на транспортном Ли-2 десантники самым натуральным образом взяли прославленного адмирала в плен. Как свидетельствует в своих недавно "расшифрованных" дневниках сам Бэрд, русские отнеслись к нему со всем благодушием и добросердечностью, на какую только были способны по отношению к достойному противнику. Красная и черная икра, "Столичная водка", любимые самим Сталиным первоклассные папиросы "Герцеговина-Флор" - все это было предоставлено американцу в избытке, но он также честно был предупрежден и о том, что если президент Трумэн не пойдет на мирные переговоры, то адмирала придётся самым натуральным образом ликвидировать... да так, что б все концы в воду. В своих записках адмирал приводит и некоторые фамилии своих высокопоставленных русских "приятелей", такие как Петров, Иванов, Сидоров, но и так ясно, каких именно людей он имеет в виду. По крайней мере личности контр-адмирала Папанина и генералов Каманина и Ляпидевского угадываются настолько четко, что во всякой дополнительной расшифровке не нуждаются никоим образом...

Это было самое первое поражение лично Трумэна в его борьбе с коммунистической угрозой, которую, по сути, он сам и выдумал, чтобы приструнить недовольных в собственной стране, и поднимать по этому поводу шум, как правильно заметили выскочки-аргентинцы, и на самом деле не стоило. Президент трезво поразмыслил и пришел к выводу, что вездесущие русские так или иначе отыщут свои источники урана, и помешать в этом им пытался бы только законченный идиот. В конце концов потребности США в радиоактивных веществах могло с лихвой удовлетворить и Конго, откуда уже шли в Америку корабли, груженные рудой, покупаемой за сущие центы, и куда русским был путь заказан на веки вечные (*57). К тому же на свой кусок Антарктиды стали претендовать и французы, у которых с русскими существовали свои "интимные" отношения еще с донаполеоновских времен. Баланс сил на Южном полюсе складывался явно не в пользу дяди Сэма, но афишировать этого не полагалось. Трумэну ничего не оставалось делать, как усмирить свои "непомерные" амбиции до поры до времени и отозвать антарктическую эскадру домой.

Он прекрасно понимал, что является человеком, от которого, без преувеличения, зависит если не все в мире, то многое, но размахивать "атомной дубиной" время еще не подоспело - Сталин был явно не из пугливых, на элементарный блеф не купится ни за что, в случае "атомной атаки" на его сторону станут не только Франция и Аргентина, а "мочить всех подряд" запрещал не только здравый смысл, но и кое-какие соображения по вопросам военной стратегии и тактики, предоставленные к сведению Трумэна Дуайтом Эйзенхауэром. (Кстати, бравый генерал был тоже не дурак, именно он и обратил внимание своего президента в свое время на то, что атомная бомба - не средство ведения войны , как полагал "оголтелый ястреб" генерал Дуглас Макартур, а скорее способ наведения порядка в самих США и союзных странах, так как бомба у русских все равно будет, хочется этого американцам или не хочется, но зато успешно выполненная атомная программа в СССР подкосит экономику государства коммунистов так сильно, что через время их можно будет брать просто голыми руками, и даже без применения каких-либо вооружений вообще).

Далее события развиваются таким образом. Трумэн немедленно выступил с "мирными инициативами" в антарктическом вопросе, и чтобы склонить на свою сторону хотя бы французов, отвалил им изрядный кусок этой самой Антарктиды в районе Земли Уилкса (*5, но попутно сделал еще один неожиданно ловкий ход: позвал на "раздел пирога" и всех остальных желающих.

Желающих набралось много. Сразу же после "приглашения" к Антарктиде потянулись караваны кораблей чуть ли не со всех концов света, каждая более-менее развитая страна, и не мечтавшая до того о подобных щедротах со стороны сильных мира сего, сочла за честь начать свою собственную "антарктическую программу". За десять лет в Антарктиду набилось "исследователей" как сельдей в бочку, досталась своя доля и западным немцам, причем Трумэн требовал от Сталина вернуть им их "Новый Берлин".

Сначала русские довольно успешно отбивались от этих претензий, однако со смертью Сталина с одной стороны и "воцарением на престоле" Эйзенхауэра с другой, баланс сил наконец существенно сместился в сторону США. Аргентинский президент Перон, внезапно почувствовав в новом советском лидере Хрущёве опасного, в отличие от вполне благоразумного, хоть и чересчур амбициозного Сталина, врага всей человеческой цивилизации, возомнившего из себя по недоумию этакого "крестоносца атомного века", немедленно расторгнул все контракты с Советами и очень быстро рассовал всех своих коммунистов по кутузкам. Французы тоже поспешили откреститься от своих недавних "друзей", вышвырнув наконец-то коммунистов из правительства. Советское руководство ощутило себя в такой ужасающей изоляции, что ему не оставалось ничего иного, как начать соглашаться практически на все условия, выдвигаемые "мировым сообществом", которым руководила Америка .

Не обладая способностями к пониманию реальной политической обстановки и уверенностью в завтрашнем дне своего предшественника, Хрущев, чтобы спасти хоть что-то, пошел на подписание заведомо невыгодного для него соглашения о проведении в 1957 году так называемого "Международного геофизического года", завершившегося два года спустя полным крахом его "антарктической программы". 1 декабря 1959 года двадцать одна страна подписала знаменитый "ДОГОВОР ОБ АНТАРКТИДЕ", которому волей-неволей пришлось присоединиться и Советскому Союзу. С этих самых пор Советы могли только лишь "изучать" прелести антарктического урана на месте, но вывозить его за пределы Шестого Континента не позволялось больше никому на свете.

- Если уж "не нашим", - саркастически заметил после подписания договора президент Эйзенхауэр издателю журнала "Рипортер" Френсису Асколи, - ...то тогда и "не вашим"!


16.

БЕРНТ БАЛЬХЕН И РИЧАРД МОНТЕГЬЮ.

Но вернемся в тот далекий от нас 1947 год, когда прославленный адмирал Ричард Бэрд сломал свои зубы в стычке со "сталинскими соколами". Возвращение адмирала из советского "плена" домой в Америку было тягостным и не предвещающим ничего хорошего. Свою долю орденов и почестей он, конечно же, получил, но вся его репутация отныне находилась в весьма плачевном состоянии. Особенно сильно его доставал норвежец Бернт Бальхен, соратник Бэрда и бывший его спутник к Южному полюсу во время экпедиции 1928 года.

Бальхен, хоть и сделавшийся в том году преемником Флойда Беннета (после преждевременной смерти последнего) на ответственном посту помощника адмирала, все же его не заменил, и в полной мере ощутил на себе всю тяжесть натуры самолюбивого американца (*59). Спустя годы ему выпала счастливая возможность посчитаться с Бэрдом, тем более что в некоторых кругах, в которых вращался адмирал, циркулировали упорные слухи о том, что Бэрд в 1926 году надул всех вокруг, даже своего верного спутника Беннета, пилота, не разбиравшегося в навигации, в том, что как будто они и на самом деле долетели до Северного полюса, и тем самым установили абсолютный рекорд. А ведь тогда Бэрду поверил даже Амундсен, провожавший ту экспедицию в полет, и благодаря этому адмирал стал героем не только своей Америки , но и всего мира (*60).

Однако Бальхен каким-то образом прознал про поражение Бэрда в Новой Швабии, и стал раздувать слухи о том, что адмирал уже устарел - и над Северным полюсом-де в 26-м не был, и битву с "летающими тарелками" в 47-м проиграл... Арнольд Бумстедт, главный картограф американского Географического общества, вспоминает, что когда оба полярника как-то столкнулись нос к носу на торжествах по случаю сорокалетия антарктической экспедиции Шеклтона, то между ними произошел инцидент, чуть было не переросший в самую прозаическую драку. "По-моему, разговор шел о каких-то мемуарах, - писал Бумстедт в своем письме писателю Ричарду Монтегью. - Бальхен написал книгу и показал рукопись Бэрду... Бэрду не понравилось, и тогда он потребовал у бывшего коллеги изъять из этой книги все упоминания о себе..."

Книга Бальхена таки не была опубликована. Но на свет появилась другая книга, и написал ее Ричард Монтегью, ознакомившись с рукописью, не понравившейся адмиралу Бэрду. Случилось это в 1974 году, уже после смерти Бальхена. Книга называлась "Полюса и герои", и в ней завуалировано высмеивается уже ставшая популярной версия о том, что в 1947-м 4-я экспедиция адмирала Бэрда потерпела поражение от НЛО. "Первым, кто пустил слух о секретной базе нацистов на Южном полюсе, был сам Бэрд. - записал Монтегью на 53-й странице своего труда. - Бернт Бальхен, хоть и норвежец, но имеющий американское гражданство, связан присягой армии США и вынужден молчать о том, что происходило в море Лазарева в феврале и марте 1947 года. Вот он и разрывался между своим долгом, и желанием отомстить чопорному адмиралу, от которого столько натерпелся после смерти Флойда Беннета... Как залетела в голову Бэрда идея о "летающих тарелках" - одному Богу известно".

Зато некоторым заинтересованным это стало известно очень быстро, причем не из каких-то там секретных архивов, а из открытых публикаций, в частности из того же "Flug Revue". В 5 за 1977 год в этом западногерманском журнале появилась статья о том, что в 1945 году адмирал присутствовал на испытаниях "летающих блинчиков" XF-5U на Страдфордском аэродроме в Коннектикуте, и еще тогда, когда они были оснащены поршневыми двигателями с воздушными винтами. Потрясающие летные характеристики "скиммера" произвели на адмирала такое неизгладимое впечатление, что он потребовал от Циммермана как можно скорее адаптировать новый самолет к довольно жестким условиям полярных широт. Другой национальный герой Америки - летчик-испытатель Чарльз Линдберг, являвшийся, как известно, одним из самых близких друзей Бэрда (не считая, конечно, покойного Флойда Беннета) даже вызвался командовать новой авиагруппой на антарктической базе "Литтл- Америка "... (*61).

Однако политики, как утверждает журнал, перераспределили все роли, "скиммеры", как явствует из официальных источников, в Антаркт
  • 0
О себе скажу кратко: гад, подлец и провокатор, злостный флудер, заслуженный подонок. Неоднократно изгонялся отовсюду, но каждый раз обманными путями возвращался и вёл деструктивную работу. Последний раз меня выгнали окончательно, но я влез через форточку и насал им в кастрюлю……………….